среда, 31 мая 2017 г.

31. из-за плеча

Есть такая штука, журналистам хорошо известная: когда даешь свой текст прочитать редактору, и сам тоже из-за плеча глазами по нему пробегаешь. В этот момент начинаешь видеть всякую лажу, которую раньше не видел - еще до того, как ее подчеркнул тебе редакторский карандашик. Очень, надо сказать, неприятное ощущение.
Заметная часть эффекта от психотерапии на каком-то похожем механизме строится. Можно годами носить у себя в голове какие-то очень странные представления, строить на них свою жизнь, а стоит произнести вслух при ком-то - и сам начинаешь слышать, что ерунда какая-то. Для этого даже не надо чтобы психолог что-то умное сказал.
И кстати к разговорам о политических всяких вопросах это, как мне кажется, тоже относится. Люди начинают говорить, и это порой ужасно, то что они после многих лет молчания произносят - куда не падал свет диалога, там такие чудища ночные завелись, такая плесень наросла, что и страшно туда вдруг открыть дверь, и противно. Но сам процесс говорения, взгляд на свою речь "из-за плеча" другого - это уже трансформирующая практика, от диалога мысли как-то просушиваются, перетряхиваются, в подвал проникает солнце и появляется шанс как-то все это подразгрести. 

вторник, 30 мая 2017 г.

30. не здесь и не сейчас

"здесь и сейчас" - штамп знакомый всем, кто хоть каким-то боком чем-то психологическим интересуется, наверное. Это про полноту проживания момента, про контакт, это очень важный ориентир и в процессе терапии в том числе. Но к сожалению, как и многие хорошие мысли, эта идея для некоторых становится лозунгом. Насилие в среде психологической помощи и психологической учебы - отдельная грустная песня, тут только скажу, что заметная его часть проходит именно под лозунгом "здесь и сейчас".
В общем, я что хочу сказать. Жить настоящим моментом круто и здорово, но быть человеком с прошлым и будущим - это тоже важно. Во-первых, по-настоящему хорошие вещи можно сделать только если заниматься ими долго. Во-вторых, существование в "длинном времени" очень укрепляет человека супротив насилия и манипуляций. В-третьих, доверие в отношениях между людьми строится только на длинном времени, а отсутствие доверия это очень дорогостоящая штука.
С тренингами про деньги, кстати, основная проблема именно в этом (по крайней мере в том варианте, который мне знаком). Тренинг короткий, внутри у него нет никаких серьезных причин соблюдать правила, и в этих рамках выиграет тот, кто ведет себя, условно говоря, как психопат. При этом все мы знаем и видели, что в реальной жизни у поведения "просто взять и не отдать" есть много минусов - но тренинг как модель он только про "здесь и сейчас", и там этих минусов не видно.

понедельник, 29 мая 2017 г.

29. коллективная травма

В фильме hidden children of holocaust рассказываются истории тех еврейских детей, которые выжили в оккупированных нацистами странах. И это не только про разные истории во время войны. Кого-то выдавали за голландского ребенка, кто-то буквально прятался всю войну в шкафчике у семьи поляков. Для кого-то укрывающая семья стала практически родной, а кого-то перекидывали из дома в дом, потому что всем было очень страшно. Но самая главная история этого фильма - про то, что было после. Про то, почему рассказать об этом стало возможно только спустя очень много лет.
Например, что они говорят "я не мог говорить про свой опыт как что-то страшное, ведь я был из тех кому повезло! самое страшное-то со мной не случилось"
Например, как спасенных детей не позволяли усыновлять укрывающим семьям, даже если те очень хотели, а у ребенка не осталось никого из родственников. И их передавали в еврейские семьи, тогда была такая идея что это важнее. Некоторые из таких детей говорили "для меня самое страшное началось когда война закончилась". Некоторые, уже совсем пожилые люди, впервые во время съемок встретились со своими спасителями со времен войны.
Про тех, за кем кто-то из родителей все-таки вернулся - а ребенок может их и не помнил, а надо же еще понимать, откуда они возвращались, и как после этого выглядели, и вели себя, и насколько способны были быть адекватными родителями.
Главный рефрен во всем что они рассказывают, эти пожилые люди - это "невозможно было про это говорить" и это, мне кажется, нам с нашим наследством очень знакомо. Для меня тут важно было понять, что дело далеко не только в идеологической цензуре, которая у нас была, есть более общие закономерности. От великих событий остается вот эта "великая история", которая подавляет личные истории, цензурирует их, расставляет свои приоритеты сверху. И вот это наверное и есть главное в переработке коллективной травмы - что-то сделать с этим нависающим "великим нарративом", вернуть людям право на их частные истории, на суждение, на эмоциональный опыт. На сложность, коротко говоря. 

воскресенье, 28 мая 2017 г.

26. невоодушевленность

(пост почему-то удалился и был перезалит)
Есть такое состояние безжизненности. Обычно если к нам с таким приходят, первая жалоба звучит как-нибудь похоже на "я не могу ничего захотеть" или прямо так и говорят "не чувствую себя живым".Работать с такими состояниями очень тяжело. Во-первых, это заразно - вот как Морра у Туве Янссон, там где она прошла - трава покрывается инеем, и всем становится как-то грустновато, вот от людей в таком состоянии часто бывает такой эффект. А кроме того, у них довольно сложные отношения с идеей "мне станет лучше" - прямо вот захотеть-захотеть этого они не могут точно так же как и всего остального. Поэтому одной рукой они хотят чтобы им стало лучше, а другой - всячески убеждают терапевта в том, что лучше пусть так они и останутся тут в гробике лежать, и ты, терапевт, тоже ложись рядышком, фигня эта вся ваша жизнь. И надо сказать в этом жанре могут быть довольно убедительны.Кроме того, чаще всего у человека в таком состоянии при всем отсутствии "хочу"  есть еще нехилого размера "надо". То есть человек не просто мертвецом себя чувствует, а таким зомби: очень хочется пойти лечь в могилку и там спокойно разлагаться, но внешняя сила заставляет чего-то там вставать, куда-то идти, проявлять активность. В некоторых случаях эта активность может быть довольно бурной. Если расспрашивать про это самое "надо" - там как правило очень много, извините, дискурса. Например, "надо как нормальный человек" - это супер-типичная конструкция. Ну и в общем когда такой клиент не исполняет терапевту песню "друзья, давайте все умрем" - он с большой долей вероятностью формулирует запрос так "ну понятно что хорошо мне уже не будет, так что давай сделай мне чтобы я хоть с виду выглядел примерно как нормальный человек. Хотя бы издалека чтобы можно было перепутать".Ну и если через это все пробраться - там внутри самое тяжелое. Та самая штука, которая заблокировала возможность хотеть. Это всегда по-настоящему тяжелая вещь, раз из-за нее жизнь у человека остановилась на годы (а я не знаю почему, но как правило люди так ходят годами, прежде чем до нас дойти). И с этим вот страшным, перед которым человек когда-то остановился, придется встретиться и как-то разобраться. Но зато если получится пройти все эти квесты,  и человек после всего этого оживает - это прямо ух какое ощущение. Как в конце голливудских фильмов, когда на подмогу маленькой и уже почти побежденной кучке повстанцев из-за угла выскакивает внезапная подмога. Как у Хармса - "жизнь побеждает смерть неизвестным науке способом". Потому что пока работаешь, уже сам успеваешь немножко поверить, что нету ее на самом деле, никакой этой вашей жизни.(термин "невоодушевленность" - это опять из Бьюдженталя в переводе М. Р. Мироновой, но про зомби у него ничего не было. в его изложении это называется как-то вроде "вторичные реакции, основанные на навязанных обществом суждениях" )

28. обесценивание

С обесценивающим клиентом работать тяжело, и чтобы поддержать себя я научилась восхищаться тем, как классно люди умеют обесценивать. Ставлю оценки за фигурное обесценивание -  артистизм, лаконичность, сила удара. Тот чувак из анекдота, который "может хоть ты мне поможешь, лысый старикашка" - это дворовая лига, на самом-то деле.
Обязательная программа - это обесценивать свои собственные достижения. Тройной тулуп: все сделанное сделано а)слишком медленно, б)недостаточно хорошо, в)вместо того, чтобы. Аксель надо наблюдать в процессе: "я не смогу... я не смогу... я не смогу... я смог... да в этой вшивой Сорбонне любой идиот докторскую защитит". И не забыть про пируэт "не как нормальные люди", например: пришлось выходить замуж за английского лорда, потому что не смогла себе как нормальная женщина в России мужа найти.
Произвольная часть гораздо больше впечатляет консультанта, потому что здесь мы переходим к обесцениванию процесса терапии и самого терапевта. Тут можно начинать запрос со слов "ну хотя бы...", рассказывать что терапия тебе очень нужна потому что "ну надо же хоть с кем-то разговаривать", а на любой прогресс реагировать словами "ну и дальше что?" Улучшения в своем состоянии следует приписывать исключительно внешним факторам и влиянию третьих лиц. Услышав от терапевта особенно удачную интерпретацию, надо посмотреть на него разочарованным взглядом, ничего не сказать, можно даже закатить глаза немного - и через несколько сессий дословно ее повторить, объяснив что вам это, например, объяснил раввин. Или вы это прочли в журнале "гламурная фифа", в рубрике "советы бабы Насти".
Есть, конечно, и пожестче методы - с опозданиями, пропусками и манипуляциями оплатой, но это уже на грани фола и может привести к дисквалификации.

суббота, 27 мая 2017 г.

27. освоение нового

в процессе обучения есть такая штука, мне кажется если лучше понимать как она работает - это может помогать эффективнее обучаться. Это заметнее всего, например, когда слушаешь речь на малознакомом языке. Говорят, у начинающих водителей происходит что-то подобное. Бывает такое с новой работой - когда на тебя наваливаются обязанности, в которых мало что пока понимаешь, а делать надо быстро. Как мне кажется, перегруз который мы в это время ощущаем, относится прежде всего к функции внимания. А связан он с тем, что среди большого количества разных поступающих данных мы не можем ничего сразу отбросить. Нам непонятно, что тут важно, а что можно игнорировать, и приходится относиться внимательно ко всему подряд. С наработкой автоматизмов и стереотипов "слоты" внимания освобождаются, становится легче. Плюс накопленный опыт позволяет многое достраивать по небольшому куску, и это тоже значит что до конца можно уже так внимательно не дослушивать. Именно поэтому если качество звука плохое - хорошо знающий язык человек все расслышит, а изучающий ничего не сможет понять, как раз из-за разницы в способности достраивать. Именно поэтому, например, новички могут обнаружить что-то такое, что профессионалы годами не замечали - потому что взгляд профессионала скользит, ему "там дальше понятно..." 
Но что мне тут интересно - это как по-разному может выглядеть стратегия распределения внимания у разных людей (объем-то не так уж сильно у всех нас отличается, а вот распоряжаться им можно по-разному). И как от этого зависит обучаемость в целом и в частности - применимость разных методов обучения для разных людей. И насколько это дело можно регулировать сознательно.

четверг, 25 мая 2017 г.

25. еще про героическое

Я не разделяю идеи, что самопожертвование, аскетизм - это всегда какая-то нездоровая фигня (многие мои коллеги так считают, некоторые вообще склонны записывать в симптомы любые альтруистические поступки), поэтому довольно долго думала, где проходит для меня грань между вызывающим уважение этичным поведением и пугающим фанатизмом. Для себя решила вопрос так.
Нет никакого однозначного нездоровья или самообмана в том, чтобы отказываться от чего-то ради чего-то другого. Всю жизнь человек этим занят - выбирает и отказывается. Путь к фанатизму начинается не с ограничений, а с обесценивания тех вещей, от которых отказываешься (это например когда то, от чего отказываешься, начинаешь называть пошлым, мещанским, гадким - или наоборот выпендрежем, чистоплюйством, ну там разные могут быть слова). Во-первых, потому что именно здесь начинается самообман, от которого этика не может не перекоситься. Во-вторых, здесь заканчивается уважение к другим людям, которые по-другому могут расставлять приоритеты. Я сплю на гвоздях, говорит в этом случае Рахметов - и Вера Павловна должна прекратить немедленно все эти оскорбительные чаи со сливками. Потому что нефиг.

Иногда правда легкость, с которой обесценивают свою жизнь, связана еще с другим. Лучше всего это описано в одном рассказе у Акунина, как ни странно - там где Фандорин отговаривает детей из апокалиптической секты от самоубийства, рассказывая им что в Африке есть жираф. Вот это я видела тоже - молодых людей, интересных, умных, сильных, но выросших в довольно печальных обстоятельствах. Готовых рисковать жизнью и свободой, готовых превратить себя в горящую спичку - просто потому, что ничего особо привлекательного и ценного в своей этой жизни они и правда не видели, а что на свете еще много всего есть - не знают и не верят. Я даже как-то пыталась рассказывать "про жирафа", но так убедительно как у Фандоринского супермена у меня, видимо, не получилось. 

среда, 24 мая 2017 г.

24. преодоление героизма

Когда я только начинала учиться и пробовать всякие психологические методы на себе, в большой моде были "жесткие" подходы, основная идея которых сводилась к "психологические защиты, бей-круши-ломай их, а там видно будет". Еще было модно считать что все болезни на самом деле психосоматические и во всех страданиях видеть "вторичную выгоду".  Такое впечатление, что к каждому методу, который кто-нибудь из заграничных мэтров привозил и показывал, тут на месте как-то сама собой добавлялась эта самая жесткость, был на нее спрос. От социологов я слышала интерпретацию этой жесткости как "неолиберальной" - потому что там есть абсолютизация ответственности человека за все что с ним происходит. Может и неолиберальная конечно, но было там еще и что-то очень советское, со школы еще знакомое. "кто хочет ищет возможности, кто не хочет ищет причины", вот это все. любимый троп советской культуры про парализованного, который встал и пошел когда стало по-настоящему надо. Идея про трудности и лишения, которые делают человека стойким.
Честно сказать, на меня это все одно время действовало, и довольно много лет прошло прежде чем я смогла себе признаться, что кое-что из этих учебно-терапевтических мероприятий не было "трудным но полезным опытом", а причинило мне вред. И не знаю, насколько мне вообще удалось бы от этого всего уйти, если бы не повезло познакомиться с совсем другими практикующими людьми - с такими, которые знали слова "бережный" и даже "ответственность терапевта". Теперь-то вся эта жесткость уже не такой мейнстрим в терапии, и даже, мне кажется, чаще встречается другая крайность - "с тобой все в порядке, это все окружающие токсичные нарциссы". А вот в практиках связанных с телом (диеты, спорт, вот это все) довольно трудно найти что-то кроме "давай-давай, себя преодолевай", даже среди инструкторов по йоге это на удивление часто встречается, хотя казалось бы им не пристало. 

вторник, 23 мая 2017 г.

23. злость

Интересная мысль про злость в комментарии к давешнему посту - что это просто такая форма выражения воли, стремления переделывать окружающий мир, осваивать его как-то. Если так смотреть, тогда понятно почему все эти упражнения про "побить подушку" так плохо работают (то есть не знаю, может кому-то и помогают, но по моему опыту скорее не очень). Получается что мы тут пытаемся дать выход агрессии просто как излишку энергии, через действия, которые полностью бесследно проходят. А чтобы ее, злость, утолить - надо именно что след оставить, это гораздо важнее чем просто "разрядиться", устать.  В этом смысле даже рвать бумажки помогает лучше чем бить подушку - хотя физически вроде бы гораздо менее затратно, но зато видно результат твоих разрушительных действий, и он необратим. И от этого уже получается какое-то удовлетворение. 

понедельник, 22 мая 2017 г.

22. профориентация

Уже в начале двадцатого века у социологов было две довольно разные версии того, в какую сторону идет развитие общества. Есть Дюркгемовская концепция, в которой прогресс общества - это разделение труда на все более узкие "специальности". Исходя из этого он считал, например, что разные социальные функции у людей разного пола - это прогресс и культура, а гендерное равноправие бывает только у диких. 
И была совсем другая картинка, которую рисовал Зиммель. В ней общество усложняется скорее через включение каждого отдельного человека в различные социальные круги в разных ролях. и из сложного пересечения всех этих кругов. да-да, это именно что предтеча теории интерсекциональности. Только вот нынче это слово обозначает чаще всего пересечение дискриминаций, и не очень-то много кто говорит про множественные идентичности как ресурс. Во-первых - это возможность не класть все яйца в одну корзину, кризис в одной сфере не собъет с ног, если в других благополучно. Во-вторых - и это главное - в современном мире тот самый редкий специалист с уникальным набором навыков образуется именно так - это человек, у которого нетипичное сочетание интересов и извилистая жизненная траектория. 

Так вот, к чему я это все - любой успешный кейс карьерного консультирования, ну или профориентации, он именно про то, чтобы свои отличия начать воспринимать не как недостатки, а как ресурс, и найти, а иногда и создать свою нишу на пересечении своих идентичностей, умений, склонностей. Где-то на свете есть дырка точно в форме тебя - и надо просто ее найти. 

воскресенье, 21 мая 2017 г.

21. два насилия

У моего балинтовского супервизора есть такое различение между гневом и злостью: злость - это желание как-то повоздействовать на другого, причинить ему что-нибудь, злость может быть выражена как желание догнать и... (подставить нужное). А гнев - это скорее про отталкивание, про желание выстроить четкую границу, желание чтобы этого нигде близко не было. 
Так вот мне кажется, что это деление задает очень важную границу между принципиально разными видами насилия - и лично для меня это позволяет почетче нарисовать грань допустимого, как для личных отношений, так и для политики, например. Насилие гнева - то есть силовое решение задачи "разорвать навязанное взаимодействие" это совсем не то же самое, что насилие злости - которое как раз является способом осуществлять взаимодействие. Перетекают они друг в друга очень легко, конечно. Обидчик отступает - и такую силу начинаешь чувствовать в этот момент, так и хочется догнать и стрясти компенсацию. 
Вот написала и теперь думаю, что чего-то я про злость недопонимаю. "насилие злости" кажется мне и неэффективным, и каким-то вредным, неправильным. Но какой-то же смысл у этой злости должен быть? Зачем-то она ведь нужна, раз у всех есть? Надо подумать.

суббота, 20 мая 2017 г.

20. теперь я этим горжусь

Среди разных тревог по поводу терапии есть одна, довольно распространенная, которую можно примерно описать как страх утратить направление. Иногда речь об утрате амбиций: тут представляется, что человек прошедший терапию - это такое бессмысленное, чуть ли не пузыри пускающее существо, но при этом чрезвычайно собой довольное. Иногда людей скорее пугает утрата морального компаса: представляется такой человек, полностью лишенный совести, поступающий исключительно в своих интересах, и считающий что никому ничего не должен даже если занимал.
Отчасти эти опасения  возникают в связи с идеей прекратить насилие над собой, и это такая штука, которая при насилии существует всегда. "с ним/с ней/со мной иначе нельзя". если не понукать меня, толку не будет. если не наказывать меня, я буду плохим. Тут ответ один и для ситуации насилия над другим, и для ситуации самонасилия. Не знаю, что будет если перестать, но то что вы делаете - точно не работает, и работать не будет. Насилие неэффективно, и чем дальше - тем хуже оно работает.
Но есть, мне кажется, и другая сторона этих опасений, гораздо более сложная, требующая серьезного разговора - это вопрос о ценностях. И мне кажется разговор об этом вполне может иметь смысл, и бывают такие ситуации, когда ценности и цели клиента действительно несовместимы с ценностями и подходом терапевта, ну вот никак. И это очень важно, чтобы терапевт в том числе честно сказал: я вот так и вот в этом готов/а тебе помогать, а вот в этом я тебе помогать не стану, потому что считаю это неправильным. И этот разговор может оказаться финальным, а может стать началом нового этапа терапевтических отношений, но так или иначе его смысл - способствовать ясности (а это для меня - из набора основных ценностей, я верю что прояснение - это хорошо само по себе. тоже, кстати, не всем подходит, и я стараюсь уважать выбор в пользу другого)

пятница, 19 мая 2017 г.

19. Фромм о Марксе

Мне очень стыдно, но я первый раз открыла текст Фромма о марксизме, вообще даже не знала что такой есть. Называется "Марксова концепция человека", и он там более-менее старается доказать, что Маркс был стихийным экзистенциалистом.  Пока, правда, как-то мне не очень. Много полемического задора, и на интересные вопросы какие-то очень уж поверхностные ответы. Почему, если марксизм - это экзистенциализм и идеология освобождения индивида, при практическом применении получилась такая фигня? А это, говорит профессор, потому что плохие советские марксисты узурпировали хороший марксизм. Эмм, ну ладно. Дальше идет глава про проблему насилия в политике. Это прямо даже читать неловко. Основной аргумент - что вот западные демократии предъявляют марксизму, что он оправдывает политическое насилие, а на себя-то посмотрите! Обидно, потому что вопрос-то ведь фундаментальный, и именно от психологов экзистенциального направления хочется какого-то серьезного размышления на эту тему.
А дальше он там говорит что Маркс как человек тоже был не так плох как о нем принято думать, и что семья у него была прямо идеальная, сплошная любовь и счастье (и почему это в такой идеально замечательной семье из трех детей доживших до взрослого возраста две покончили с собой). И еще в пример приводит дружбу с Энгельсом, как доказательство того какой был Маркс замечательный человек! Тут у меня уже просто яд брыжжет во все стороны. Энгельс просто пожертвовал себя Марксу, так же как и несчастная Женни, и младшая дочь Элеанор, и то что Фромм это вот все называет идеальными отношениями заставляет, если честно, с подозрением посмотреть на Фромма. Ну ладно, будем считать что это он все в запале политической борьбы понаписал.

четверг, 18 мая 2017 г.

18. другая дисциплина

После поста про преодоление дедлайноголизма чувствую неудовлетворенность, потому что строгие рамки ежедневной нормы выработки и расписания работы - это вовсе не единственный подход, а я так написала как будто иначе нельзя. Надо все-таки упомянуть про альтернативу. Про этот метод применительно к понятным мне видам деятельности мне рассказала Оксана Б., но вообще похожего много в разных местах. Это есть и в коанах про подлинную дисциплину дзен (ту которая - ем когда хочу есть, сплю когда хочу спать), это и понятие "кайрос". У кого-то из европейских писателей конца 20 века, не помню точно, чуть ли не Павич, было такое красивое описание кайрос: рыбаки сидят в таверне на берегу моря, и ждут. Травят байки, едят, отдыхают. В какой-то момент они понимают, что все - кайрос, надо идти в море ловить рыбу, настал хороший момент. В случае с написанием текстов в роли моря выступает наша собственная, извините за выражение, интенциональность. На самом деле это всем знакомо: когда бездельничаешь, смотришь сериальчики или там в фейсбук тупишь - время от времени проскакивает такой импульс поработать. Чаще всего он гасится идеей "сейчас вот досмотрю серию/дочитаю пост/еще чуть-чуть посижу... но это желание поработать - оно очень мимолетное, и скоро проходит. И вот ты досмотрел серию, а все, косяк рыбы уже ушел (есть даже такая поговорка - если хочешь поработать, ляг поспи и все пройдет). В общем, метод тут в том, чтобы ловить такие микроимпульсы, как только они появляются - сразу бросать все и бежать работать. Работать до тех пор пока хочется, как только надоело - идти опять бездельничать. В общем, техника красивая, но непростая, продвинутый уровень. 

среда, 17 мая 2017 г.

17. хотеть и чувствовать

Начала смотреть новый сериал Джилл Солоуэй - немножко опасалась, потому что после Transparent у меня от нее очень большие ожидания, страшно было разочароваться. Зря боялась - кино просто сбивает с ног своей честностью и чувственностью. Поставила на паузу на фразе
Desire is not lack. It's excess energy. (Желание - это не недостача. Это избыток энергии). Захотелось над этой фразой подумать, или просто побыть с ней, прежде чем смтреть дальше. И потому что это очень точно, и потому что это как раз про то, про что я в последнее время очень много думаю - про вот эту самую силу, которую Фрейд называл либидо. Про силу хотеть. Как это странно, что мы в своей работе про нее так часто забываем, погружаясь в структурирование, в рамки, в анализ, молясь на безопасность. А может и не забываем, а сами побаиваемся? А ведь смысле всего этого гипса "безопасного сеттинга" - исключительно в его временности, чтобы дать чему-то срастись, но никак это не идеал хорошей жизни. В хорошей-то жизни безопасность - не за счет гипса, не за счет "избегания триггеров", а засчет той упругости, которая надувается изнутри силой желаний, чувствованием чувств. 

вторник, 16 мая 2017 г.

16. испортить отношения


Самый крутой и сложный порожек на выходе из отношений насилия - это, как ни странно, страх испортить отношения. Пока этот страх сильнее всех других страхов - человек остается. Как только начинает чего-то бояться сильнее (за свою жизнь, например, или за детей) - остальное уже дело техники. Это бывает очень трудно понять со стороны, часто даже кажется смешным - особенно когда это "не испортить отношения" произносит человек с явными следами недавнего физического насилия. Даже те, у кого собственный такой опыт есть, не очень-то готовы это помнить и понимать, слишком это жуткая штука. Вот несколько винтиков, на которых она держится:
основное тут - это иллюзия взаимности, вера в "ты мне - я тебе". Очень много сил тратится на помощь насильнику, сочувствие ему, поддержку. Любые действия по самозащите кажутся опасными, потому что они же будут демонстративно враждебные. Ну например, как можно отказаться записывать кредит на свое имя, а машину на его - это ж я его недоверием обижу. Эта вот идея "как ты будешь поступать с человеком, так и он с тобой" очень трудно преодолевается. Во-первых, потому что это обычно базовый элемент картины мира, который крепко сцеплен с представлением о себе как о хорошем человеке. Во-вторых, потому что в эту идею вложено уже много сил. Понять, что отношения с насильником строятся по схеме "сначала мы съедим твою еду, а потом будем есть каждый свою" - это значит попрощаться со своими вложениями без надежды на компенсацию, только так можно перестать вкладываться. Этот навык "фиксировать убытки" - большая редкость, и приходит обычно через тяжелый опыт.
при этом чтобы иллюзию взаимности поддерживать, человеку приходится находиться в странном состоянии мерцающего сознания. Надо все время забывать что происходило в прошлый раз, все время обрывать причинно-следственные связи. В общем все когнитивные функции довольно сильно снижаются в этой ситуации (по счастью, в основном обратимо, если не считать органических поражений от побоев). Причем они сразу с двух сторон снижаются - и защитными механизмами приглушаются, и стрессом. В целом человек, которого только что побили или унизили, обычно плоховато соображает.
Ну и еще насчет того, почему страх за себя никак не перевешивает. Тут, мне кажется, дурную службу служит "наивный прогноз" - человек живущий в ситуации хронического насилия чувствует себя немножко бессмертным, и каждый пережитый эпизод только укрепляет в этом мнении. Все прошлые разы все как-то обходилось, значит будет обходиться всегда. Понять, что все прошлые разы тебе вообще-то везло - это очень трудно, и очень помогает.

понедельник, 15 мая 2017 г.

15. авралоголики и дедлайноманы

Не знаю, мне так везет или это и правда одна из самых распространенных проблем с продуктивностью - но неспособность организовывать планомерную, размеренную работу очень часто встречается, и в практике и просто среди знакомых. И по себе конечно тоже знаю. Многим это знакомо  - тянешь, откладываешь, никак не можешь себя заставить, проходят отпущенные на работу недели, может даже месяцы - а потом сидишь днями и ночами, красноглазенький, доделываешь в последний момент и падаешь. Романтика!
Почему так многим людям легче работать - это отдельная тема, очень интересная, но еще интереснее - как перестроить режим работы на более регулярный. Самая большая трудность - это поменять представления о том, сколько можешь сделать за день. Обычно первые попытки планировать регулярную работу - это человек берет показатели своей пиковой продуктивности за час, ну может быть процентов 10 отнимает, и потом планирует восьмичасовой рабочий день провести именно с такими показателями. И конечно быстро обламывается. реалистичный план перехода на рутинный режим работы выглядит так:
На первых этапах приучения себя к регулярной работе два часа за день - это уже серьезная планка. Причем, если речь про написание текстов - это не два часа слепой печати гладких предложений. Заметная часть этих двух часов - это бессмысленное и мучительное таращенье в белый лист на экране, или задумчивое рисование котиков и профилей на бумажных черновиках. Все это считается, это чуть не самая тягостная фаза, и будет круто если получится ее перетерпеть и не уткнуться в соцсеточки или какие-нибудь шарики.
Награда в виде полностью законченной работы будет очень не скоро, поэтому маленькие награды за регулярность труда должны быть постоянными, и во всем что не касается работы стоит выполнять любые свои капризы. Начинать новую жизнь сразу по всем фронтам - и приучаться к регулярной работе, и заодно еще садиться на диету - это, по-моему, верная дорога в срыв. Я считаю что эта задача - поставить себя на рельсы рутинной работы - настолько сложная, что вообще любые средства само-мотивации хороши. Сделал запланированное за день - и потакаешь любым своим порокам. Сладенькое, сериалы, стрелялки, хейтерские форумы - к чему душа лежит. Единственное, расслабляться алкоголем или другими психоактивными веществами по вечерам это, мне кажется, не очень хорошая тактика. слишком сильно влияет на продуктивность следующего дня. Ну а со временем, когда втягиваешься в режим работы, становится заметно что такие вещи как зарядки, прогулки и сбалансированная еда помогают лучше держаться намеченного курса, и как-то даже начинаешь хотеть полезного, а желание сжирать по шоколадке в день проходит само.
И еще одна трудность, которая вылезает - это повышенная критичность к своей работе, иногда парализующая. Аврал здорово помогает отмахнуться от внутреннего критика - не до него, как-нибудь бы успеть. А тут оправдания в виде нехватки времени уже не будет, и придется со своим несовершенством как-то по-другому уживаться.

воскресенье, 14 мая 2017 г.

14. психология и экономика


Чего мне не хватает в описаниях деятельности что у Леонтьева, что у Бьюдженталя - так это экономического компонента. Где-то в районе результата мысль почему-то останавливается. Даже то, как сам по себе человек оценивает и присваивает результат, как результат становится (или нет) ресурсом для дальнейшей деятельности, что происходит с плохим результатом - совсем непонятно (модельный пример сбоя в этом месте  - это игрозависимости. человека ведет "ложная морковка", стимулирующие ощущения очень сильные, при этом полезность отрицательная). Но есть еще социальная часть деятельности. Это ведь наверное для человека более типично - мы не живем натуральным хозяйством, большая часть нашей деятельности связана с другими людьми, мы что-то делаем и меняем это на то, что нам нужно. И в этом куске тоже очень много всяких сложностей. Тут для меня любимая модельная ситуация - это когда люди с удовольствием занимаются каким-то видом деятельности как хобби, серьезно вкладываются, достигают неплохих результатов - а как только пробуют зарабатывать этим деньги, так тут же все портится, иногда довольно трагичным и необратимым образом. Когда мы разбираемся с нарушениями продуктивности - сбой довольно часто оказывается именно в этих фазах цикла, завязанных на других людей, на предъявление своих результатов к их оценке, на сотрудничество, конкуренцию. Но почему-то часто получается что общение, отношения - это вроде как у нас отдельно, а деятельность - отдельно. Даже вот Леонтьев - Маркса цитирует на каждой странице, казалось бы естественно было бы анализировать деятельность в контексте общественных отношений, но по понятным причинам он этого конечно же не делает. То есть говорит  впроброс что там где-то в мире чистогана есть у них отчуждение, а при коммунизме его наоборот не будет. А про то как у советского человека был устроен труд, был он отчужден или нет - ничего не говорит, стесняется. 

суббота, 13 мая 2017 г.

13. вежливость в науке

Копаюсь сейчас параллельно в текстах психологов экзистенциального направления и в советской теории деятельности, пытаюсь понять как они между собой соотносятся и кто что где взял, и насколько некорректно будет в бьюдженталевскую схему интенциональности вставить понятие "опредмечивание потребности". И вот в связи со всем этим перечитываю Леонтьева. И не так даже тяжко пробираться через многостраничные ритуальные поклоны марксизму-ленинизму, как неловко читать пересказы "буржуазных психологов". Понятно, зачем все это делалось, понятно что это был в то время единственный способ доносить свежие идеи до тех, у кого не было доступа к иностранным изданиям - для этого надо было пересказать с осуждением. От одного социолога науки (француза) слышала такую идею, что в науке вообще очень важны ритуалы признания и благодарности, и даже "теоретическая часть" в которой цитируешь тех кто до тебя что-то в твоем поле сделал, на кого ты опираешься - это в большой степени такой поклон, ритуал признания ценности вклада тех кто был до тебя. А тут получается выворачивание наизнанку: надо было продемонстрировать ритуальное неуважение к коллегам. Даже если скажешь что у кого-то была ценная мысль, тут же требуется пояснить что он все равно был буржуазный, заблуждался и не понимал. И хотя понятно, что мэтры только вынужденно изображали высокомерие и хамство по отношению к западным коллегам - но они ведь создавали норму поведения, атмосферу, которая во многом пережила и систему, ее породившую: требование ругать буржуазных мыслителей ушло, а привычки с уважением относиться к чужому вкладу и чужому мнению не появилось. И непонятно еще насколько это влияет на готовность людей самим высказываться, делать вклад в науку, когда заранее уже ожидаешь что любое твое высказывание будет подвергнуто не просто критике, а именно обесцениванию с переходом на личности.

пятница, 12 мая 2017 г.

12. иллюзорные отношения

Влюбленность и психотерапия сочетаются с трудом, тут я ничего нового не скажу. Это Ялом еще сказал что психотерапевт - "палач любви", частенько так себя чувствуешь, и это одно из самых тяжелых переживаний в работе. В основном это потому что мы по работе, вроде как, сражаемся с иллюзиями, стараемся их разрушать, а существование влюбленного, особенно если это невзаимное чувство, очень во многом опирается на иллюзии, фантазии, в общем отрывается человек от реальности. Воспоминания искажаются, мелким деталям при помощи затейливых умопостроений придаются огромные смыслы - все это не так уж далеко от безумия бывает. И мне кажется, что в последнее время в этой области произошли кое-какие изменения, которые не то что тревожат, но, в общем, заслуживают внимания.
Большая часть нашей социальной жизни происходит теперь не вживую, а посредством разных гаджетов, мессенджеров и социальных сетей. Можно иметь отношения с человеком и никогда его не видеть - только буквы на экране. При этом сейчас, обсуждая с людьми их любовные истории, я замечаю что они не рассказывают и сами не очень отслеживают, был ли разговор живым или через чат. Рассказывают (и запоминают, похоже) так, как будто встретились и поговорили - и надо спросить специально, чтобы узнать что это был обмен смсками. Очень способствует размыванию границ между реальным и воображаемым.
А еще одна штука - это социальные сети. Читаешь посты, смотришь фотографии, и вот ты вроде бы так много знаешь про жизнь другого человека, про его настроения, мысли. А сказал ли он это тебе лично или написал в неподзамочном посте - не такая заметная разница, в каком окошке появились буквы на экране. Очень легко возникает такое искажение памяти, когда кажется что это все рассказывали и показывали тебе лично.  Раньше такое было возможно только в отношении знаменитостей, наверное, и все-таки требовалась большая гибкость восприятия, чтобы перепутать киноэкран или статью в газете с общением с лично знакомыми. а теперь - и друзья, и дальние знакомые, и знаменитости - все могут быть в одной френдленте. это все выглядит очень похоже. И на довольно-таки воображаемые отношения нарастает вполне реальная привязанность, которая занимает много места, и прощаться с которой тяжело. 

четверг, 11 мая 2017 г.

11. смысл и чувства

Я все время слышу фразу, в разных вариантах "а какой смысл это чувствовать?" - это очень типичная реакция на обнаружение того факта, что человек испытывает по поводу ситуации какие-то чувства. А какой смысл злиться? какой смысл обижаться? - это наверное самые частые два варианта. откуда это так широко распространилось, интересно мне. Может это учительницы говорят в школе, примерно как "а голову ты дома не забыл"?
Тут даже не в том дело, что эта фраза исходит из предположения, что чувства можно включать и выключать в зависимости от их нужности в данный момент (спойлер: нельзя). Тут интереснее такой инструментальный подход, идея что чувства должны помогать решать задачу каким-то образом. Вообще-то все наоборот: чувства - не инструмент решения задач, а часть механизма, который эти задачи ставит. Так что правильный вопрос не "какой смысл злиться?", а "что обозначает моя злость и что мне с ней делать?"
что обозначает - это в смысле причины. злость сообщает в сжатой и понятной форме, что что-то идет сильно не так. Как минимум - вы проголодались. А может быть кто-то с вами плохо поступает. Зачем же это игнорировать?
Что с этим делать - это на самом деле два вопроса. что делать по поводу ситуации, вызвавшей злость.. и что делать с самой злостью (иногда получается совместить, а иногда нет)

среда, 10 мая 2017 г.

10. тяжесть

Давно хотела записать кое-что про книжку Эткинда "Кривое горе". Вообще Эткинд повлиял на меня очень сильно, когда я прочитала "Эрос невозможного". Эта книга для меня была - вот как во сне, бывает, обнаруживаешь в своей квартире дверь, а там еще одна комната, и в ней много всего интересного. Вот так я благодаря этой книжке узнала что у меня, как у человека русской культуры, оказывается вот какие есть богатства, а я и не подозревала. Может быть это знакомство навсегда определило направление моего взгляда, потому что дальнейшие наши отношения так складывались - заинтересуюсь какой-нибудь темой, глядь, а про нее оказывается Эткинд книжку написал. Ну и соответственно, когда читаешь - уже где-то  "ну ладно, это и так понятно, дальше давай", где-то споришь внутренне, а где-то радуешься новому.
Так вот, "Кривое горе". Я думаю про эту кривизну, мне кажется она не так уж сильно связана с запретами, с цензурой. Может быть главная причина - в огромном объеме этой катастрофы (в которую конечно не только репрессии входят, это целый сорокалетний период от первой мировой до пятидесятых, там и голод, и войны, и общая какая-то инфляция человеческой жизни. у Ильфа и Петрова есть пассаж про маленький и большой миры, мне кажется он хорошо отражает это настроение - презрение к маленькой человеческой жизни, восторг перед величием строек) Так вот, у меня в голове такое физическое сравнение (надеюсь не слишком безграмотное): тут столько всего слепилось, образовался объект такой огромной массы, что он уже за счет гравитации и сам себя искривляет, и пространство вокруг. И посткатастрофическое общество решает сразу две задачи: как-то от этого защититься, дистанцироваться, как-то восстановить нормальную жизнь, а с другой стороны - как-то с этим разобраться, разобрать потихоньку эту кучу. В случае индивидуальной травмы совмещение этих задач обычно происходит путем чередования: то человек отвлекается и начинает заниматься своими делами, то опять возвращается к проживанию страшного небольшими кусочками. Когда горе общее для, например, семьи - бывает людям очень трудно друг с другом, особенно если фазы не совпадают. Один другому "да как ты можешь", а другой отвечает - "да сколько можно". А в обществе расщепление может приобретать вид политического конфликта, где одни кричат "как не стыдно плясать на костях", а другие - "вы тут нам все хотите своими табличками завесить". в этом смысле, пожалуй, карнавализация памяти тоже становится понятней - это тоже ведь такой способ иметь дело с невместимым. 

вторник, 9 мая 2017 г.

9. делать мир

В последние годы стало кое-что понятно про мир и войну, что раньше проходило мимо сознания.
Например, что мир - это не то чтобы само собой разумеющееся состояние, а скорее что-то что надо поддерживать активными действиями. Прежде всего - диалогом, стремлением к пониманию, согласием с тем что другой со своей другой точкой зрения есть, и это хорошо. Отдельно поняла, что для меня самой этот идеал пока недостижимый, что есть такие другие точки зрения, с которыми никак не могу ужиться, и максимум что могу - это отвернуться, не смотреть и хотя бы не добавлять свое участие к агрессивному взаимодействию. И этого недостаточно, на самом деле.

Еще, например, раньше думала что строчка "у жизни со смертью еще не окончены счеты свои" - это что-то такое оптимистичное, что мы еще живы. А теперь поняла, что это значит "люди еще не закончили друг друга убивать, пройдет какое-то время прежде чем перестанут". Отсюда, из сегодняшнего дня, то что могут навоеваться и перестать кажется фантастической перспективой. как это возможно - это еще только предстоит понять.

Еще поняла, что главные ценности мирного времени для меня - это разнообразие, связность и протяженность. Кроме возможности всем жить своими отдельными маленькими жизнями, кроме возможности путешествовать, торговать и общаться, война отнимает возможность строить дальние планы, чудовищно приближает горизонт. Производство мира - это еще и отказ от постоянной срочности-авральности, это игра в долгую, это способность ухаживать за молодым деревцем, чтобы оно через много лет давало плоды.


понедельник, 8 мая 2017 г.

8. извините за выражение, творчество

Читаю Ролло Мэя "Мужество творить", и думаю о том, какие навешены смыслы на слово "творчество" в русском языке, затрудняющие разговор об этом самом занятии.
Первый миф - творчество это что-то такое возвышенное. Люди так называемых "творческих профессий" ужасно стесняются всех однокоренных слов, боятся показаться претенциозными, все время придумывают какие-то эвфемизмы для обозначения того, чем занимаются, а потом эти самые эвфемизмы тоже уже становятся слишком выспренными. На наших глазах это произошло со словом "текст", например. А уж слово "творчество" и вовсе принадлежит каким-то бородатым дядькам с литографических портретов.
Второй миф - творчество это исключительно что-то бесполезное. Причем чем бесполезней, чем невостребованней - тем больше, значит, творчества. Сам Ролло Мэй говорит там у себя в книжке, что любая деятельность может быть творчеством, но примеры приводит все равно исключительно про художников. Этот фокус у него, я думаю, не потому что он только художников считал подлинными творцами, а просто сам интересовался именно изобразительным искусством. И еще для него было важно поспорить со всякими психоаналитиками, которые исключительно диагностическим взглядом на всех этих художников смотрели, сводили творчество к компенсаторным или сублимационным механизмам. Мне больше нравится в качестве примеров брать что-нибудь из области архитектуры, скажем, или кулинарии (а на самом-то деле вообще все что угодно можно так рассматривать - хотьд иссертацию, хоть уборку в доме, хоть построение отношений).
Третий миф - что творческий значит необычный. В самом желании сделать "не как все" столько внимания к этим самым всем, что шанса на контакт с собой и на эту самую "встречу", которую Мэй называет главным критерием творческого акта, уже не остается. Получаются какие-то дизайнерские, авторские и фантазийные финтифлюшки.
Ну и четвертый миф - что творчество это юсключительно про вдохновение. Все должно происходить как-то само собой, приходить откуда-то мимо головы сразу в руку. Из такого видения исключается и обучение технике, и идея планомерной, произвольной работы, и много чего еще.

В общем, из-за всего этого хочется использовать какие-нибудь другие слова, но никак не найти подходящих. Можно было бы говорить "созидание", но тоже очень как-то выспренне. Я обычно говорю "продуктивная деятельность", но этим выражением тоже недовольна - уж очень сухо и невнятно.  А как лучше сказать, не знаю.

воскресенье, 7 мая 2017 г.

7. простая работа

Чаще всего те вещи, которыми мы (психологи) занимаемся, описываются словом "просто". всем обычно понятно, что надо делать человеку со своими проблемами. Просто взять и развестись. Просто поменять работу. Просто не винить своих родителей и повзрослеть. Просто перестать прокручивать в голове прошлое, и начать уже жить здесь и сейчас. Просто не отвлекаться и сосредоточиться на работе. Просто забить. Просто взять на себя ответственность. Просто влюбиться. Просто есть поменьше. Просто заняться спортом. Просто взять себя в руки. Просто сказать "нет".
В принципе чаще всего это даже хорошие идеи, только вот сделать это все не то чтобы не просто, а просто невозможно. непонятно даже с какой стороны к этому подползти. где взять сил. с чего начать. пробую, пробую, не получается - наверное со мной что-то до ужаса не так, ведь это же так просто. Вот всем тем, что в этих полезных советах сокращенно зашифровано в слове "просто", мы и занимаемся. Иногда на это уходят годы, но до чего же приятно видеть как невозможное, немыслимое, такое страшно непонятное становится в какой-то момент, действительно, просто - взял и сделал. Или даже само как-то сделалось.

суббота, 6 мая 2017 г.

6. турбулентность

По следам некоторых недавних разговоров хочу записать кое-что про выживание в неспокойные времена, когда твой дом, любимое место работы, бизнес или близкие люди оказались вдруг на пути "больших процессов" и совершенно непонятно, что будет дальше. Нисколько не претендую на знание секретов дзенского спокойствия, просто хочу отметить несколько вещей, которые кажутся мне важными. Их все, конечно, сказать легче чем сделать, это не инструкция. Это просто как я себе представляю, что такое "дисциплина военного времени".
Первое - это ясность восприятия. Неопределенность очень трудно переносить, и поэтому наш хитрый мозг все время старается придумать разные способы создать иллюзорную определенность. Защитные конструкции могут выглядеть по-разному. Можно начать верить, что все само собой как-нибудь обойдется неизвестным науке способом. Можно начать искать положительные стороны в том, чему не получается сопротивляться. Можно обесценивать то, что у тебя отбирают. Можно, наоборот, начать рисовать будущее исключительно черными красками, и убедительно доказывать, что все бесполезно и завтра нас всех тут расстреляют - как ни странно, переносить такую картину мира может быть легче, чем сохранять понимание, что бабушка надвое сказала. неопределенность тяжелей плохого прогноза в каком-то смысле. Во всех этих конструкциях проблема одна - они блокируют активность. Все это похоже на замерзание в сугробе - становится тепло, приятно, и в этом-то именно главная опасность. Оставаться в сознании тяжело и неприятно, но шансы выжить и минимизировать потери это повышает.
Второе - важно организовать себе тыл, такой кусок жизни, в котором войны нет. Лучше всего, на мой взгляд, получается это из какой-нибудь значимой деятельности, под которую выделяется время каждый день. Просто отлично, если это деятельность, дающая накапливающийся результат - можно чему-то учиться, можно взяться писать/переводить/редактировать длинный текст и делать каждый день понемногу. Можно каждый день делать по одному рисунку, или вязать несколько сантиметров шарфика. Другой вариант - это ввести какие-то повседневные ритуалы "мирной жизни". Например, каждый день ужинать за красиво накрытым столом, с хорошего фарфора (того что обычно в серванте стоит), всем вместе и без гаджетов. Тут мне кажется важно именно не просто отключаться-отдыхать от борьбы, а деятельно организовывать эту самую мирную, тыловую жизнь. Когда активность такая вот направленная - получается как на велосипеде, от движения приходит устойчивость. А если никакого собственного импульса нет - превращаешься в пылинку, которую носит внешними процессами туда-сюда, все побежали и я побежал. 
И третье - это банально, но очень важно давать выход своим чувствам по поводу ситуации, причем в безопасном для себя и близких виде. Страх, беспомощность, гнев - в затяжной ситуации они уже сами по себе становятся фактором риска и могут во-первых искажать восприятие, мешая сохранять ясность, и во-вторых грозят вылиться в конфликты с близкими из-за мелочей  -и это ставит под угрозу этот самый мирный тыл. Так что иногда может быть лучше поругаться с троллем в интернете чем срываться на домашних (это конечно для тех выход, кому легчает от таких споров, некоторым наоборот только хуже становится, тогда надо другие каналы искать).

пятница, 5 мая 2017 г.

5. забота о родителях

Еще немножко поцитирую Бузормени-Нади, как главного специалиста по парентификации (или это мне так кажется потому что я не очень хорошо знаю литературу по системной семейной терапии?) Парентификация - это переворачивание ролей в паре родитель-ребенок, такая ситуация, когда ребенок проявляет заботу о родителе, дает ему поддержку в бытовом, эмоциональном и прочем всяком смысле.
В первую голову что хочу сказать в связи с большой модой на это красивое слово. Парентификация, как подчеркивает Б.-Н. - не вся патологическая. "Мама спит, она устала" - это, в общем-то, парентификация, но никакой патологии и чайльд-абьюза тут нет. Нормально для ребенка брать на себя какие-то обязанности, помогать, испытывать эмпатию к родителям - в посильных, соответствующих возрасту, не мешающих собственному развитию объемах. При патологической парентификации ребенок осваивает на профессиональном уровне навыки предсказания и контейнирования чужих эмоций, при этом очень плохо разбирается в своих, и в общем так или иначе жертвует собственным развитием приспосабливаясь к нуждам несамодостаточного взрослого. (Есть и другой вариант такого приспособления, английский термин spousification, это когда ребенок замещает позицию супруга. про это реже говорят - оно кажется и встречается пореже, и уж больно неаппетитная тема. обычно это бывает в разнополой паре родитель-ребенок, но бывает и в однополой. сексуальный компонент может включать, а может и не включать. пример однополой spousification с сильным эротическим компонентом, для крепких желудком - это отношения Цветаевой со старшей дочерью, хорошо задокументированные)
Что происходит с парентифицированными детьми, когда они вырастут? Ну кроме того, что многие из них идут в психологи и соцработники. В случае более-менее здоровых отношений взрослеющий ребенок все больше отделяется от родителей, отношения могут быть теплыми, но при этом не очень интенсивными. А потом начинается новое сближение - уже в силу того, что родитель стареет, начинает нуждаться в заботе, и тут уже переворачивание ролей легитимно и естественно. Так вот для парентифицированных в детстве взрослых это новое сближение - ужасная и мучительная перспектива. Хотя вроде бы привычная роль, а приспособиться к ней никак не удается, и взрослый уже человек по отношению к своим стареющим, зависимым от него родителям продолжает чувствовать себя беспомощным, обиженным ребенком. Почему так?
Мне кажется, нормальная, здоровая парентификация, то есть принятие на себя родительских функций, происходит от достатка и избытка. А патологическая - наоборот, рождается из дефицита, из голода. Патологически парентифицированный ребенок удочеряет маму потому что надеется таким образом добыть из нее себе, наконец-то, достаточно хорошего родителя - то ли заслужить, то ли вырастить. Это не бескорыстные вложения, это все делается с ожиданием отдачи. Но получить такую отдачу невозможно. Ребенок может позаботиться о своей маме, но не может возместить ей ту  нехватку, которая не дала ей самой повзрослеть. А при этом взрослый человек может все так же продолжать пытаться добиться недополученного в детстве все теми же способами. Поэтому выходит из этого труда только усталость и обида - причем обида там взаимная.  Эту же динамику, кстати, можно переносить и на другие отношения, путем заботы пытаясь вытащить из разных людей себе маму, и так мы получаем выгоревших специалистов помогающих профессий на работе и созависимых в личной жизни. А все от неумения надеть сначала кислородную маску на себя, а потом уж на всех остальных в порядке очереди.

четверг, 4 мая 2017 г.

4. про отношения

Извините, первая попытка написать кое-что про экзистенциальную данность "отдельность-но-связанность". писать очень трудно и неловко. Что-то будет если попробую взяться за данность укорененности (придется, видимо, начать видеоблоггерство - пока на эту тему у меня только и получается что махать руками и вращать глазами)

Ялом постулировал 4 экзистенциальных данности, эта его концепция широко известна - смерть, свобода, одиночество, осмысленность. Но мне как-то в ней не работается - и дело не только в том, что слова слишком уж красивые. И для рабочих, и для жизненных целей мне удобней пользоваться теми категориями, которые дает Бьюдженталь. Особенно ценю его понятие "отдельность-но-связанность" (так в переводе Марии Роальдовны Мироновой), мне кажется этот термин сразу задает более правильный подход к проблеме, чем просто "неизбежность одиночества". Потому что чаще всего конфронтация с этой данностью в повседневной жизни выглядит как такие качели от слияния к изоляции и обратно. Залезть в один конец и там все время сидеть не получится - пружина разожмется рано или поздно, и человек со свистом улетает в другую крайность. При этом как-то так сложилось у нас в бытовом языке, что словом "отношения" называют что-то больше всего похожее на слияние. Ну и разницу между отдельностью и изоляцией тоже как-то мало кто улавливает. Поэтому всякие слова типа "самостоятельность", "самодостаточность", "независимость" имеют такой двойственный окрас - вроде они и про что-то такое хорошее, приятное, но в то же время пугающе-тоскливое, и сразу 40 кошек мерещатся. Ну и вот мне кажется что если называть по-яломовски данность "одиночество", то это получается просто такая красивая философская база подведенная под самоизоляцию (я понимаю что Ялом ничего такого не имел в виду, но культурный контекст, куда мы от него денемся). А когда мы говорим про "отдельность-но-связанность" - тут мы сразу встаем перед тем жестким фактом, что основной способ бытия человека - это отношения с другими людьми (не только близкие интимные отношения, а вообще всякие). И эти самые отношения - это такая зона непредсказуемости, не-идеальности, риска. И есть вообще-то тысяча причин играть одному (никто не обидит, не надо делиться, можно все самому придумать и ни  с кем не договариваться, ну и так далее). Но вместе интереснее - и это "интереснее" - не каприз, не роскошь, а глубинная, сущностная потребность человека. 

среда, 3 мая 2017 г.

3. острота ощущений

Я думаю об этом уже некоторое время, в основном в связи с тем, насколько мощным фактором организации интернет-пространства (а значит и общественной жизни) стал кликбейт. Кликбейт выигрывает выборы, начинает войны, собирает миллионные пожертвования. Многие и многие ссылки, картинки, петиции и посты конкурируют за самый важный ресурс - нашу эмоциональную реакцию. Чувствительность снижается, ставки растут. В этой эскалации, конечно, участвуют не только соцсети - например, по сериалам и кино очень заметно, как эволюционирует изображение насилия. Появилось даже понятие torture porn, и оно относится не к маргинальным увлечениям, а к сериалам из числа самых популярных.
Не хочется брюжжать о нравах, хочется понять - что стоит за этой тягой к острым ощущениям? И я думаю о том, как это проявляется у людей индивидуально, в оффлайновой жизни. Например, про то как люди за подлинностью идут в радикальный политический активизм, а то и на войну. Про тех, кто силу любви  измеряет остротой переживания (и тут без насилия, конечно, мало кто обходится). Про эмоциональный отклик как критерий годности психотерапии (уже лет 15 помню фразу, сказанную одной женщиной из околопсихологической тусовки, кажется про модную тогда телеску: "ой, такая замечательная группа у нас была, такая группа! одну женщину даже вырвало"). Мне кажется, это похоже на такой "синдром туриста" - вот бывают такие люди, которые все дальше и дальше забираются в своих путешествиях, все ищут каких-то нетуристических, подлинных, неоткрыточных мест. Вот мне кажется эта скука, этот поиск хардкора - это как будто человек чувствует себя туристом в собственной жизни, может даже в собственном теле. И можно конечно применить к этому клинические слова "дереализация" и "деперсонализация", но мне сейчас интереснее с экзистенциалистских позиций про это подумать. Вот Франкл говорит - мы не должны задавать вопрос о смысле нашей жизни, мы должны понять, что этот вопрос обращен к нам самим. Может быть и этот вопрос "а я взаправду?" - он из этой же категории? Может быть нам надо самим себе ответить, что это "взаправду" для нас значит?

вторник, 2 мая 2017 г.

2. терапевтические отношения

Читаю Бузормени-Нади, очень нравится (и не повезло же человеку с поклонниками). Особенно впечатлило его уважительное отношение к семейным связям, и то как он в этом контексте воспринимает перенос и вообще терапевтические отношения. И в работе с отношениями (будь то супружеская пара, родитель с ребенком, целая семья), и в индивидуальной работе со взрослым человеком для терапевта есть много соблазнов переоценить свое место. В работе с семьей на тебя смотрят как на судью или спасителя, но на самом деле ты тут гость и права голоса у тебя меньше чем у любого из детей и взрослых в этой семье, не наглей. В индивидуальной работе бывают такие периоды, когда отношения с терапевтом - это самые главные отношения в жизни человека. Помни - во-первых это временно, во-вторых 99% этих чувств на самом деле не тебе предназначены. Клиент может и играет с тобой в дочки-матери, но на самом-то деле о конкуренции с мамой не может быть и речи. Да что там - даже какая-нибудь троюродная племянница связана с клиентом более реальными и прочными связями, чем ты, терапевт. 
И главное о чем напоминает Бузормени-Нади - это уважительное отношение к "лояльности семейной системе". Слишком легко начать видеть эту лояльность только как препятствие на пути к выздоровлению, источник нездоровых паттернов, в общем что-то такое, с чем мы боремся. Во-первых, бесполезно - в этой битве невозможно победить, несопоставимые масштабы. Во-вторых, там где удается, подключившись к семейным центробежным динамикам, терапевту как бы победить - вред от этого превзойдет многократно любую возможную пользу от сокрушения деструктивных паттернов. Поэтому надо не бороться с лояльностью семейной системе, а искать вместе с клиентом новый, не такой разрушительный, способ эту лояльность проявлять.

понедельник, 1 мая 2017 г.

1. кому надо к психологу

Знаете, почему спрос на детских психологов больше чем на взрослых? Из разговоров с людьми о психологической помощи я заметила вот что. Люди довольно часто рассказывают про своих знакомых и родственников, которым нужно бы пойти к психологу. Гораздо реже люди так думают про себя. (Даже специалистов это касается - раньше я покупалась регулярно, когда соцработники и другие помогающие специалисты бурно жаловались мне на коллег с работы, которые совершенно точно нуждаются в супервизии и никак этого не осознают. Я говорила - о, а ты, прекрасный понимающий человек, не хочешь попробовать ходить на нашу супервизорскую группу? на что типичный ответ был - нет, мне пока не надо) При этом ситуация, когда два взрослых человека недовольны друг другом и считают что в другом неплохо бы что-то исправить при помощи специалиста - скорее всего не приведет ни к чему. Ну то есть если эти люди в браке - то так они в некоторых случаях могут привести друг друга на супружескую терапию, а в прочих видах отношений это крайне маловероятно. До тех пор, пока речь не идет о детях. Дети - это такие люди, которых можно отвести к психологу, если во взаимодействии с ними взрослого что-то не устраивает. Дети взрослых к психологу отправить не очень могут, какими бы те ни были.
В общем, если смотреть исключительно через оптику отношений власти - пойти к психологу, то есть признать что проблема именно в тебе - это значит проиграть. Пойдешь, а там тебе будут объснять что именно с тобой не так, и как тебе лучше стараться (и кстати, будьте осторожны, такие психологи к сожалению действительно существуют). А если оставить на минутку иерархическую логику - то "получить помощь" - это, вообще-то, не проигрыш, а выигрыш. Тот из партнеров по отношениям кто пойдет-таки к психологу, будет ведь там свои задачи решать, себе будет делать лучше. Психолог будет на стороне того, кто к нему пришел - это базовое правило работы. А что будет при этом со вторым. ну тем кто слишком крут был чтобы к психологу идти? Тут по-разному может быть, это уже больше не игра с нулевой суммой. Ему может стать лучше из-за того, что партнеру по отношениям стало лучше. Ему может стать хуже - если он получал большую выгоду от неравенства в этих отношениях. А может быть ничего для него особенно не поменяется. А может быть он решит что черт с ней с крутостью и тоже к психологу пойдет (только лучше к другому! далеко не все психологи строго блюдут это правило, но лучше чтобы у каждого участника отношений был свой отдельный специалист. так меньше шансов что психолог не справится)