среда, 14 декабря 2016 г.

политика на год

Парочка объявлений, касающихся моих планов на будущий год.
Во-первых, у меня просьба. Я ищу людей, которые будут готовы поговорить о своем (и своей семьи) опыте жизни в начале-середине 90-х годов. Меня в особенности интересуют во-первых те, кто к 91-му году был уже более-менее взрослым, работал или получал профессиональное образование, то есть это люди старше 1975 года рождения, наверное. Спрашивать буду про работу, зарабатывание денег, а так же и про бытовую сторону жизни. И во-вторых - те, кто тогда был в школьном возрасте, и готов поговорить о том, как со стороны ребенка воспринимался быт семьи, что вы тогда знали и думали о том, чем занимаются родители, что запомнилось про школьных учителей. Если вам кажется что ничего такого особенного с вами тогда не происходило - это неважно, я не ищу каких-то сверхъестественных удивительных историй. впрочем не сказать что мне нужны "типичные" истории тоже, хотя бы потому что никто ведь, кажется. не понимает, что такое типичные истории для того времени. Если у вас уже записано что-то об этом, и вы готовы поделиться текстом - это здорово. Если нет, но вы готовы поговорить устно - тоже отлично. Зачем это все я пока говорить не готова,  но конечно любое использование, в том числе анонимное, в цитатах или пересказе вашего письменного текста или расшифровки интервью я буду согласовывать с автором (или как правильно сказать? владельцем?) воспоминаний.  Предложение открыто для всех кроме, к сожалению, моих нынешних и бывших клиентов. Ждать до будущего года с этим необязательно - можно уже сейчас со мной связаться.

Во-вторых, про особые условия работы. В следующем году я готова предлагать (в индивидуальном режиме) скидки и особые условия вот каким группам клиентов:
1. Люди, которые живут в России, и занимаются благотворительной деятельностью и/или активизмом.
2. Те, кому от 18 до 25 лет, и кто живет в Северо-Западном регионе кроме Санкт-Петербурга
3. Студенты и аспиранты ЕУ СПб. (просто хочется поддержать своих в трудной ситуации)
Обычная, без скидок, ставка за часовую сессию остается прежней - 1500 рублей.
.
В-третьих, ко мне тут стали подходить люди с вопросами, не возродится ли группа поддержки для пишущих. Сделать ее в виде живых встреч, как это раньше было, я точно сейчас не могу. Но может быть попробовать полностью онлайновый формат? Если есть заинтересованные люди - напишите мне куда-нибудь, я буду думать как это можно устроить.

воскресенье, 4 декабря 2016 г.

психологическая помощь и активизм

Между психологами и разного рода активистами отношения складываются непросто. В одну сторону есть большие подозрения в нездоровье, в другую - обвинения в приспособленчестве. Поиск проблемы в себе плоховато сочетается с критикой общественного устройства, но сочетать как-то надо, потому что обе крайности выглядят довольно паршиво. И хотя вовлечение в общественную деятельность само по себе часто очень благотворно действует на самоощущение, все-таки я бы выделила активистов в группу особого риска в отношении психологического благополучия и даже психического здоровья. Причин несколько:
Первое. деятельность активиста дает сильную эмоциональную отдачу, особенно в начале, но реального, позволяющего поддерживать свою работоспособность, возврата на вложенные ресурсы мало. Дело не только в том, что денег не получаешь за эту работу, но и в том что увидеть реальный положительный результат своих усилий, получить ощущение законченного дела в такой сфере деятельности - редкая роскошь. При этом уже упомянутый яркий эмоциональный фон держит, не всегда позволяет рассчитывать силы. И при этом еще часто бывает что групповая этика не очень -то предполагает идею подумать о себе, отдохнуть, поддержать свое качество жизни. В общем, все это приводит к большому риску истощения и выгорания.
Второе. Специфические опасности и вредности активистской работы, которые люди часто недооценивают. Например, необходимость переносить очень большое количество агрессии в свой адрес. Это особенно сильно проявляется в онлайн-общении, люди, которые активно продвигают какие-то идеи в интернете, живут с этим привычным фоном постоянных оскорблений, насмешек и угроз со стороны совсем незнакомых людей. И недооценивать эффект этого мне кажется не стоит. Опасности преследования и физического нападения тоже довольно сильно влияют, даже если человек к ним привыкает и вроде бы страха не испытывает. В некоторых аспектах такое привыкание даже еще похуже - адаптация к этим вещам дается очень дорого. (Я напишу как-нибудь поподробнее, как это работает и к чему приводит. не только активистов касается, но и всех кто живет в постоянной опасности, по необходимости или по выбору)
Третье. Которое на самом деле первое, но очень уж трудно решиться про это говорить. Слишком часто я слышала даже и от самих активистов, буквально, "я этим занимаюсь просто потому что у меня проблемы". Есть у нас связанная с этим стигма - что заниматься общественной деятельностью не совсем нормально, и значит люди в это вовлеченные - сами тоже не совсем нормальные. Поэтому очень хочется аккуратно говорить о личных особенностях, которые могут вероятность прихода в активизм. Потому что общественная деятельность - это не симптом и не "предвестничек", это нормально. Нет ничего особо здорового в том, чтобы заниматься исключительно вопросами собственного выживания и плевать на всех вокруг. И в абсолютном конформизме тоже ничего здорового нет. У здорового человека есть ценности, этические нормы, некоторые мэтры даже говорили слово "миссия" (я в принципе согласна, но не решилась бы так уж прямо) - и здоровый человек действует в соответствии с этим всем. И при этом, надо признаться - в активизме много раненых людей. Хотя бы потому, что к осознанию наличия в обществе несправедливости ничто так хорошо не приводит как личный опыт, прямой или опосредованный. Люди приходят в активизм в том числе потому, что их задело лично, потому что плохое случилось с ними или с кем-то в ближайшем их окружении (не всегда так! совсем не хочу сказать что только так всегда!). И последствия от этой встречи с реальностью могут быть в том числе травмирующими, снижающими качество жизни, болезненными. Частично со всем этим активизм позволяет справиться даже - например, позволяет легализовать переживания и чувства связанные с тем что человек пережил, во всяком случае некоторые (чем более жестко идеологизированна группа - тем более "некоторые", то есть больше шансов что какие-то переживания окажутся не ко двору). Но последствия насилия, утраты, травмы - это всегда  сложная, мноуровневая картина, работа с этим такая кропотливая, и главное - очень индивидуализированная. А политизация - это всегда упрощение, а значит - в какой-то степени и цензура чувств. В качестве примеров того, как это может работать, могу предложить документальный фильм Life in shadows: hidden children of the holocaust (особенно все то, что герои говорят о своем послевоенном опыте), линию Пенсатакки и Бу в последнем сезоне Orange is the new black, а так же погуглить понятие feminist guilt.
В общем, мне кажется что для многих активистов психологическая помощь может быть вполне полезна, но стоит учитывать то с чего этот текст был начат - не только активисты косо смотрят на психологов, но и со стороны психологов есть много предубеждений. Психолога надо искать активизм-френдли, который не будет "лечить" от активизма, не станет воспринимать проблемы в отношениях с соратниками как несерьезную фигню, не имеет слишком радикальных расхождений с вашей политической позицией. (Кстати-некстати, те же меры безопасности при выборе специалиста стоит применять религиозным людям. С сожалением должна сказать, что предвзятое отношение к религии оооочень распространено среди психологов. такие вещи на первых этапах знакомства и общения стоит выяснять)