вторник, 5 ноября 2019 г.

творческая инкапсуляция

Ханна Гэдсби в "Нанетт" рассказывает о том, как превращение болезненного, травматического опыта в шутки для стенд-апа влияло на ее отношения с этим опытом - о том, что опыт перестает быть таким болезненным, но при этом застывает как бы, его проработка на этом месте останавливается. Она винит в этом конкретный жанр, который весь построен на создании напряжения и его разрядке, и выход видит в том, чтобы структурировать свой опыт не как шутки с панчлайном, а как истории. Оперировать не напряжением, а смыслом (это я своими словами пересказываю, и могу конечно отсебятину тут нести). И это очень правильно, по-моему, то что она говорит. Но. Проблемы такого рода, по-моему, бывают практически у всех людей условно "творческих" занятий. Это бывает и с историями у людей, которые очень хорошо или даже профессионально умеют оперировать сюжетом - когда опыт давно превращен в историю с понятным началом и концом и моралью, проработка опыта на этом закончена. И чем лучше человек умеет, тем труднее выйти за заданные им рамки истории. А бывает еще не истории, а картинки, причем хорошо так откадрированные картинки. Терапевтическая работа, конечно, обязательно предполагает ломку композиции, и это очень бесит, потому что красота и авторский замысел этим нарушаются. Но иначе никак не включить исключенное. И потом, сходив за пределы нарратива, выглянув за рамку кадра, можно будет пересобрать композицию заново, и она только лучше, сложнее и интереснее станет.

(Тут еще в конце я хотела сослаться на выражение Донны Харауэй staying with the trouble, мне кажется она что-то подобное имеет в виду, но боюсь и без этого никто нифига не поймет что я тут написала)

Комментариев нет:

Отправить комментарий